single-image

«Учености плоды». Как Пушкин свел вместе Игоря Угольникова, «Ленфильм» и «Великан Парк»…

Этот день впору назвать новым Днём кино, по крайней мере петербургского кино. Впервые за все время коронавирусного небытия в Петербург пришла кинопремьера, которая на фильм, на вечер закрыла многозальный «Великан Парк». Свежая картина Игоря Угольникова «Учёности плоды» в этот вечер собирала воистину плоды премьерного восторга – коллег, друзей. И всех, кто трудился над кинокартиной.

Разумеется, премьерному показу кинокартины предшествовала традиционная красная ковровая дорожка с роскошным массивным баннером, на фоне которого – в дальнейшем, снялись все, кому посчастливилось в премьерный день побывать в «Великан Парке», что называется с головой уйти в премьерную суету. И не просто посмотреть свежее творение продюсера, режиссёра и актёра Игоря Угольникова, но одновременно с тем пообщаться со всевозможными исполнителями разнохарактерных, разновеликих ролей, включая главные.

Благо, и актёры, и актрисы первого и второго эшелона фильма были более чем расположены к продуктивному общению. Пусть и краткому, незначительному, так, обмен репликами, но все же. Правда, перед показом киноленты не всех можно было признать, узнать, кто и чем они вошли в киноисторию, но те, кого распознали, узнали сразу, сходу, делились, работа была сложной, но восхитительной. Такой бы работы – да побольше!

Киноцентр «Великан Парк» частенько практикует крупномасштабные премьеры тех или иных фильмов, которыми занимают, захватывают почти все залы этого эпицентра современной киномысли Петербурга. Так, здесь – с большим воодушевлением и восторгом, прошла премьера киноленты Фёдора Бондарчука «Сталинград», со всеми атрибутами голливудской красочной – помпезной, премьерной атрибутивности.

Со все той же традиционной красной ковровой, с прожекторами, шампанским, фотосетом перед показом, и – разумеется, скоротечными, скорострельными интервью на теле и видеокамеру. Интерес присутствовавшей прессы был огромен и неистощим, где и как снимали, что было самого трудного и самого забавного во время съёмок, что не вошло в окончательный монтаж картины – и почему.

Аналогично с тем прошла премьера иной картины, которая также была обращена в своём семантическом заделе к теме войны, в данном случае – к теме блокады, это картина Алексея Козлова «Спасти Ленинград». Тогда весь киноцентр перешёл почти на осадное положение, холлы «Великан Парка» были наполнены предметами из фильма, каждый квадратный метр обширного холла киноцентра был занят гостями, друзьями, прессой и всеми теми, кто имел счастье трудиться вместе с Алексеем Викторовичем.

В тот день, в тот премьерный вечер, в прямом смысле этого слова взошли звезды молодых дарований, главных героев картины, дочери Анастасии Мельниковой Маши Мельниковой и внука Андрея Миронова, сына Марии Мироновой Андрюши Миронова-Удалова. Ребята в тот памятный вечер были просто нарасхват. Как и их мамы, Анастасия Рюриковна – утверждала, слез не могла сдержать при виде своей дочери Машеньки в таком «взрослом и таком сложном, патриотическом, насквозь ленинградском» фильме. Мария Миронова была безмерно рада, что «молодое колено» семьи Мироновых пошло по стопам предков – деда, прадеда.

Стоит отметить один немаловажный факт и фактор, который касается «громких» премьер в «Великан парке». Помимо вселенской и категоричной любви данного киноцентра к отечественным кинопродуктам, обустройство премьерных показов «всем миром» обусловлено тем, что картины эти – в той или иной степени, создавались в тесной и продуктивной копродукции с «Ленфильмом». А «Великан Парк» и «Ленфильм» почти близнецы-братья – и не только по духу и «по крови» своей жизнедеятельности. Отсюда и масштабная премьерная программа фильма Игоря Угольникова «Учёности плоды». Массовка, техника, выбор локации, продюсирование киноленты, всё так или иначе – при помощи, при активном содействии «Ленфильма».

Теперь, когда волевым решением свыше весь финансовый негатив легендарной киностудии отправлен в глубокое прошлое, любой вклад в тот или иной кинопродукт – в «плюс» каждому творцу главной ленинградской-петербургской киностудии в отдельности, и всему «Ленфильму» в целом. Прям, учёности плоды повсюду. И в привязке к Пушкину, и без оной. Да, тем, кто не совсем понял суть и смысл послания, заложенного в наименование фильма, подскажем, название картины – строка из «Евгения Онегина», в которой даётся краткая характеристика Владимиру Ленскому: «…В свою деревню в ту же пору Помещик новый прискакал И столь же строгому разбору В соседстве повод подавал: По имени Владимир Ленской, С душою прямо геттингенской, Красавец, в полном цвете лет, Поклонник Канта и поэт. Он из Германии туманной Привёз учёности плоды: Вольнолюбивые мечты, Дух пылкий и довольно странный, Всегда восторженную речь И кудри черные до плеч…». Пушкин и Германия, точнее, Пушкин и нацисты? В фильме эта связь препарируется самым тщательным образом. Обрисовать которую в пересказе, даже кратком – не самый лучший публицистический приём.

И как только зажегся свет в залах, «гостевые трибуны», любознательная съёмочная публика буквально бросились общаться – всласть, вдоволь, со своими новоявленными кумирами. Несколько печалит то, что на премьеру картины немного подопоздал исполнитель одной из ключевых и главных мужских ролей в фильме актёр божией милостью Сергей Безруков, но за него самым активным образом отдувались все те, кто и фильм посмотрел, и фужер, другой, шампанского пригубил.

Так, красавица актриса Настасья Кербенген охотно и довольно распространённо говорила о своём образе, о немецком – языке, который хоть и родной, но для фильма был взят «извне», чтоб быть совсем уж – идеальным, все ж, персонаж Настасьи – нацистский учёный фрау Шиллер, якобы потомок «того самого» поэта и философа Фридриха фон Шиллера.

Иная языковая проблема встала перед молодой актрисой Анастасией Бутковой, которой пришлось вживаться в образ «пскопской» селянки и весь фильм «гутарить» на местном, сугубо «пскопском» наречии. Что Анастасии давалось с большим трудом, но актриса справилась с этой ношей и проблемой. Эффектная блондинка в тот вечер попала во всем объективы, ибо меж её персонажем в фильме «Учёности плоды» и тем, кто стоит на премьере – две большие разницы.

В кино Анастасия – крупнотелая простушка, в жизни – яркая, харизматичная красавица модельной конфигурации. Хотя в картине селянку с «пскопским» говором аккуратно противопоставляли немке, персонажу Настасьи Кербенген, стройной, прямо, кипарис на рассвете, а не человек, арийского «покроя», барышне. В жизни их противопоставить никак нельзя. Каждая хороша, по-своему.

Петербургские актёры угольниковской кинодрамы были словно мартовские коты, в фаворе, и больше не вопросами увлекались, но здравицами и комплиментами. И это не мудрено, чем сильнее фильм, тем сильнее всяк и каждый, занятый на этом проекте. Сопродюсер проекта, человек, в прямом смысле этого слова возродивший «Ленфильм» из глухого безвременного небытия Эдуард Пичугин был доволен самим фактом окончания всех съёмочных работ и сдачей кинозрителю, пусть и ангажированному, «под ключ».

Поймать главного, главнейшего, «виновника торжества» было крайне затруднительным предприятием. Он был повсюду, везде. Но пара фраз от Угольникова вошла все же в публикацию. Небольшой спойлер, персонаж Игоря Угольникова гибнет в конце фильма… «А на том все и стоит, на том все и держится, в том и кроется весь смысл, — лукаво гримасничая, пояснил свою роль — актёрскую, Игорь Станиславович. Теперь осталось дело за малым, чтоб пушкинская летящая строка – «Учёности плоды» что называется «зашла» бы и обычному киноману, кто на масштабные премьерные показы обычно не допускается…

Дмитрий МОСКОВСКИЙ

Читайте также