single-image

«Летучая мышь». Старый рецепт, новая «кухня»…

Эффектным, многоцветным и вкуснозвучным перезапуском классической оперетты Иоганна Штрауса-младшего «Летучая мышь» входит в театральный 2021 год Мюзик-холл…

…Основательно оправившись от карантинных запретов и ограничений, разнозвукий, полифоничный Мюзик-холл снова наполняет сцену картинами из жизни австрийских буржуа прошлого века. А зал – на 75% зрителем. Согласно всем санитарным требованиям. Кто тут «Летучая мышь», она – или он?! С кем водит дружбу главный мужской персонаж и кто делает протекцию служанке-актрисе в этом варианте оперетты, чьим голосом «живет» князь Орловский, какие-такие русалочки прячутся в ванне тюремного директора и что в этой постановке делает Сергей Мигицко из театра имени Лесовета?…

Удивительная все же жизнь и судьба у обновленной, современной, актуальной версии Мюзик-холла. Где органично и совершенно естественно прописались, сыгрались, пожалуй, все возможные формы музыкальной, певческой, мысли. Тут вам и высокий громогласный шпиль оперы, и легкомысленный, задорный, заводной мюзикл, и та самая – австрийская к примеру, оперетта… Что перечислять, проще прийти сюда и насладиться работой – оркестрантов, певцов и танцоров, которых худрук театра Фабио Мастрандело собирал с невероятной тщательностью, сродни ювелирной.

Что касается «Летучей мыши», Мюзик-холл нелишний раз подтвердил статус современного театра-новатора, театра, где интересное прошлое чрезвычайно изящно вписывается в не менее продуманное настоящее. «Летучая мышь» тому красноречивый пример. Так кипяток штраусовых страстей был здесь весьма умело и мастерски актуализирован, слегка так привязан ко времени и страстишкам дня сегодняшнего. Весь этот карантин, ватно-марлевый «маскарад» и прочие современные невзгоды нашли место в постановке. Даже ход, ток действия «выведен» из Вены прошлого века. Куда – догадайтесь сами…

…Однако фабула взаимоотношений человеческих – глупость и дерзость, внезапная гневливость, лукавство и обман, страсть, искренняя любовь, остались прежними. Сколько искрометного азарта и кипучей, озорной энергии, сценографической роскоши и музыкальной гармонии в каждом такте и каждом действии этого спектакля. Плюс немецкие, австрийские, музыкальные номера – красивый, добрый «привет» немецкому, австрийскому оригиналу.

Собственно, так и поступил почти полвека назад Ян Борисович Фрид, классик киномузыкальных, в основе своей шампанистых – на вкус и цвет, водевильных, постановок. Запустив в телевизионный мир советского эфирного вещания свое прочтение, свое понимание штрусовых аристократических забав. Только в его версии носителем маски и костюма Летучей мыши стала… она, супруга ветреного и кипучего бизнесмена Айзенштайна. Барышня по имени Розалинда отправляется на бал князя Орловского, дабы приструнить и проучить оголтелого муженька, бонвивана и кутилу.

Кто не помнит трогательный, и при этом баснословно уморительный сюжет телефильма, телеанекдота Фрида «Летучая мышь»… Соломины, братья по жизни и друзья по кадру, статная словно римская богиня Людмила Максакова, гуттаперчевая и кокетливая Лариса Удовиченко, а также Олег Видов и Александр Демьяненко, аристократичный до мозга костей Игорь Дмитриев и вулканически остроумная, фантастическая Гликерия Богданова-Чеснокова. Для которой Ян Фрид придумал, создал, увлекательную микролинию в сюжете. С мужем-прокурором, отдельный низкий поклон Евгению Вестнику, и дочерью, Ольга Волкова даже в этом изумительно комическом образе была неотразима. Помните, как нарочитый персонаж Гликерии Васильевны учил персонаж Волковой, мамаша – непутевую дочурку, «стрелять глазами» в поисках жениха…

К слову, не стоит на сцене Мюзик-холла искать новую жизнь засмотренного до дыр фильма Яна Фрида. Здесь вроде все так, и не так. К примеру, маска с костюмом Летучей мыши достается… Сами узрите! Спойлеры, спойлеры, спойлеры. Что касается масок и костюмов, на этих моментах всенепременно следует сделать остановку, вся эта богемная роскошь на балу князя Орловского – отдельное спасибо умнице и просто толковой рукодельнице Елене Вершининой.

Создать ворох объемистых «портретов» роскошного бала дорогого стоит. Хотя сама постановка… Финансовые «спойлеры» разглашению не подлежат! Главное, как смотрится костюмная часть и сценография, а смотрятся они просто волшебно, восхитительно, внедряя нас в жизнь австрийской знати… То ли нашего, то ли вымышленного века-времени.

…И это только вершина изобретательного айсберга Юлии Стрижак, Фабио Мастранджело и режиссёра всей этой кутерьмы Василия Заржецкого, сотворивших истинное пиршество для зрительских слуха и глаз. Тут что ни актер, актриса, то удачное попадание в тот или иной канонический образ. Сами же поют, сами – все сами, творят обыкновенное чудо покорения зрительских сердец. Тот же «князь Орловский»… Анастасия Некрасова, яркий, выпуклый голос, настолько «вошла» в этот шалопайский, гуттаперчевый мужской образ, слов нет как хороша (хорош) в нем! Князем тут певица?!

Опять спойлер, голос князя Орловского. Князь поет… меццо-сопрано. Еще один небольшой, но весомый, привет Штраусу, это австрийский гений смычка и дирижерской палочки придумал гвоздевому персонажу главного сюжетного расклада – бала-маскарада, присвоить сугубо женский певческий голос. Но как увлекательно «упаковали» этот самый голос в мужское обличье – в пересказе сей щекотливый момент просто теряется.

И каким настырным итальянским оперным тенором здесь ясноглазый юноша Клим Тихонов, в фильме Яна Фрида эта «партия» досталась тогдашнему секс-символу советского киноэкрана Олегу Видову. Но Клим с ролью пылкого воздыхателя – и громогласной «звезды мировой оперы» справился просто блестяще. В роли мстительной «Летуче мыши» данной версии, друга главного героя нотариуса Фальке – восхитительный, крепкий вокалист и просто славный молодой артист и человек, живописный и вальяжный Тигрий Бажакин…

…Тут же объемный, разночинно пестрый хор, словно самостоятельная многоголосая партия, у которого, у которых, не менее яркие и «вкусные» голоса, нежели у «громких», обстоятельных солистов. Его величество балет Мюзик-холла вписывается в канву действия мягко, искусно и убедительно. Кажется, балет лишь подчеркивает мысль, сюжет, то или иное умозаключение. Что за бал-маскарад да без хорошо поставленных танцев. Ведь даже у Яна Фрида на балу были вставные танцевальные номера. Но тут ничего «вставного», все естественно, плавно и гармонично. И тот же – к вопросу о гармонии… Сергей Мигицко. Да, Мигицко – который из театра Ленсовета, тут неспроста, здесь он «тот самый» тюремщик «под мухой», кто не доволен поведением сидельцев. Мол, каждую ночь тюрьму «раскачивают».

…Плюс русалка в ванной, плюс полная живой интриги и увлекательной раскрепощенности дама, директор балета, она же – сестрица то ли горничной в доме Айзенштайнов, то ли артистка… Тут столько «плюсов», весь спектакль буквально из них соткан. Да, сам Фабио Мастранджело – один большой решительный «плюс» этого сценического дива. Умело, предельно собрано и точно ведет он постановку «кадр» за «кадром», снайперски точно расставляя функциональные акценты по всему ходу пьесы. Итог – гром аплодисментов…

 

Читайте также